Мой кабинет:
Вход/Регистрация
Опрос:
Что Вам мешает перехать на землю ?
Мы уже постоянно живем в поместье
Мы уже живем в поместье, но еще не постоянно
Нет единогласия в семье по этому поводу
Не хватает финансов на переезд
Пока не определен источник финансов на земле
Нет уверенности что идея родовых поместий верная
Нам и в городе хорошо

Добавить видео Видео. Владимир Мегре. Встреча с читателями. Новосибирск (Дом учёных), 6 августа 2019 г.

Дата материала: 06 августа
Практика (проверенная лично)
Регион: Новосибирск, Новосибирская область, Россия
Запись встречи автора серии книг “Звенящие кедры России” - Владимира Мегре с читателями 6 августа 2019 в Доме Учёных Академгородка в Новосибирске. Писатель сообщил о новых встречах с Анастасией и сыном, предложил новую идею в помощь создающимся по всей России поселениям, состоящим из родовых поместий, и призвал читателей наконец наладить профессиональную работу молодой Родной партии, выдвинувшей кандидата на пост мэра Новосибирска.

По вопросам помощи в предвыборной компании кандидата в мэры Новосибирска Андрея Токарева обращайтесь по номеру телефона 8-952-944-48-76 (Марина Тимонина).




Полная версия встречи с Владимиром Мегре уже на нашем YouTubeканале, в профессиональном качестве и с хорошим звуком.
Говорили о будущем России и роли родовых поместий в её судьбе, о новых книгах серии «Звенящие кедры России» и многом другом.
Смотрите, комментируйте, оставляйте Ваши вопросы. 

Встреча состоялась 6 августа 2019, в Доме Ученых СО РАН, Новосибирск.


В.Мегре – российский писатель, автор книг серии "Звенящие Кедры России".

Дом  Учёных СО РАН расположен в новосибирском Академгородке, знаковое место, где проходят встречи с известными учёными, музыкантами, художниками, и где зажигаются новые звёзды мировой величины. 6 августа здесь прошла встреча Владимира Мегре с читателями.

Стенограмма

В.Мегре: Здравствуйте, дорогие новосибирцы! Что-то у вас мало вещей. Сейчас после окончания встречи – теплоход стоит у причала, все сядем и поедем по маршруту, который начался здесь в Новосибирске и до сих пор куда-то идёт и идёт, по разным странам прошёл уже.

Готовился, готовился, всё забыл, если буду перескакивать, простите. Вообще вопросов прислали очень много, на все из них не смогу ответить. Наверно, будет более правильно, если буду непосредственно на ваши вопросы, здесь сидящих, отвечать. А на эти вопросы как-то будем потом через Интернет, потому что их много, ответы просто займут всё время, пока мы встречаемся. А главное – я для себя написал.

Итак, смотрите – мы видим карту России, пусть в чёрном цвете (сейчас она и черноватая). А маленькие домики – это поселения, состоящие из родовых поместий, которые есть в России, созданные читателями. Домики одинаковые, но среди них есть большие поселения, например, такие, как во Владимире, где у меня поместье, там 300 родовых поместий почти рядом находятся. Там они на поля разделились. Во Владимирской области (она в три раза меньше, чем Новосибирская) – там 12 поселений, состоящих из родовых поместий. Они разные поселения, разные дома в них.

Видео "Родовые поместья России"  https://youtu.be/9KDY-BO1EUw

И президент поддерживает. На местах пока не везде нормально происходит. Везде почему-то происходит по-разному: где-то притесняют, где-то не могут оформить. Первый пример подал губернатор Белгородской области Евгений Степанович Савченко, если вы читали, - он просто взял и издал Закон "О Родовом поместье". Он к этой идее очень хорошо относится, и Четвёртый Фестиваль проходил в Белгородской области, куда приехали из разных регионов, и он участвовал в этом фестивале, мэр города участвовал, главы районов участвовали. 

Такое явление очень интересное – там митинг в парке был. Люди выходят на митинг и говорят – "надо сделать ещё вот это, что там сделать, что не сделано, дорогу в такое-то поселение не провели". А я смотрю – митинг, а он ни на один митинг, проводимый в стране, в России, не похож. Потому что все говорят, что надо сделать, а рядом стоит мэр города, стоят главы администраций и тоже говорят, что да, надо сделать. А кому говорят? Они все вместе, рядом.

Там получилась очень хорошая связь администрации с поселенцами, с родовыми поместьями. Даже там немножко переборщило – им настолько повезло, что нельзя во всех регионах так делать.

Маленький пример. Приезжаем мы с губернатором в поселение.
Он там говорит главе района (оно же в районе находится): "Всё здесь подготовили? Всё нормально?"
А рядом стоит, говорит: "Да, нормально".
А рядом стоит один из поселенцев, один из организаторов: "Где же нормально? Дрова не подвезли для костра".
И я думаю – они уже надеются на администрацию, что она должна вот это сделать, что вот это. Во многих поселениях о таком и не мечтают. Это такой маленький перегиб. Есть поселения, в которых с трудом находят контакты с администрацией.

Я недавно говорил с Анастасией, два года назад, об этой ситуации, которая здесь происходит. То, что она сказала, я прочитаю сегодня. Понимаете, в чём дело, очень плохо, что администрация (мы считаем), вот в Госдуме два Закона О родовых поместьях, которые лежат и лежат уже который год. В некоторых регионах косо смотрят на поселенцев, не понимают, что это такое. А она говорит, что "ты лично должен быть благодарен такой ситуации, такой администрации".

Я говорю: "Почему?"
- "А потому, что сейчас такое время, что дано всем людям найти, как строится взаимоотношение внутри поселения".

Ведь все их по-разному строят. Где-то есть кто-то во главе, у кого-то есть Устав, у кого-то его нет. Там есть некоторые споры, некоторое непонимание. Оказывается, этот период он вообще уникален, и уникален для нашей страны. Сначала я тоже обижался, когда в прессе что-нибудь не так пишут. А теперь осознал, что нужно этой ситуации быть благодарным. Непонятно только, кого благодарить. Потому что, если бы сейчас приняли закон… А мы-то все с этим законом согласились в том варианте, в котором он подан в Госдуму? Нет! Во многих поселениях, насколько мне известно, его даже не обсуждали, и не представили свои варианты. То есть, он требует обсуждения.

Нужен или не нужен Устав в поселении?
Где-то требуется этот вопрос рассматривать.

Нужно или не нужно электричество на государственном уровне?
Тоже в некоторых поселениях есть споры.

И в нашем поселении, которое во Владимирской области, называется "Родное", где моё поместье, там тоже такие были споры, и в конечном итоге, когда ещё не было близкого контакта с администрацией, взяли и провели (предприниматели собрали деньги и сами добавили) электричество за свой счёт. И сейчас электролиния принадлежит людям, которые там живут. Там, по-моему, по 50 тысяч люди сбрасывались, чтобы это сделать. А потом оказалось, что какая-то программа президента есть, и всё это можно сделать за 500 рублей. И начались разногласия, что делать, не делать, государственная линия будет. Я думал – а что же делать, вроде предлагают государственные линии. А у меня у соседа было электричество коммерческое.

Я тогда говорю: "Проводите мне и государственное электричество".

У меня с двух сторон есть электричество, чтобы государство не обидеть, там ещё несколько человек к этой линии подключились – и государство не обидеть, и предпринимателей не обидеть. Такое не нормально, это нужно как-то сразу находить точки соприкосновения друг с другом.

Я единственно скажу – никогда не нужно (спорить можно так ласково) в поместье ругаться, и спорить на повышенных тонах, и ругаться. Нужно обязательно выходить за территорию поместья, потому что там энергия остаётся, я это очень хорошо прочувствовал.

Разные есть поместья. Допустим, в Тюмени въезжаешь, там такие арки на входе и надпись – "Звенящие кедры России", она горит всю ночь эта надпись.

Тюмень.jpg

Это поселение предпринимателей.

Есть поселение во Владимирской области, где люди взяли участки в лесу, они были подешевле, и там победнее.

Но знаете, что я заметил – радость, удовлетворение от того, что это создаётся, почти у всех одинаковая и у того, у которого большой дом, и у того, у которого маленький дом.

У меня за городом есть достаточно большой дом, я его отдал Фонду, который там базируется. А на моём участке в поместье находится просто вагончик. Очень удобная вещь, такой вагончик, прицеп немецкий, если кто-то знает. Там есть всё: кухня, туалет, спальня, столовая. И он мне, по сравнению с этим домом, до того безумно нравится, что туда приходишь, тряпку взял, повернулся и везде пыль вытер. И всё туда входит, там и шкафчик есть, всё есть. И очень хорошая спальня – двуспальная кровать. Он мне нравится больше, чем большой дом.

Есть даже полуземлянки у кого-то. А в Тюмени там большие. Есть такое поселение "Радосвет", оно сейчас строится. Поднимите руки, кто видел фильмы из этого поселения. Не так много. Посмотрите обязательно. Там предприниматели, которые купили землю, каким-то образом оформили документы и сами начали работу с инфраструктурой. Они вкладывают свои деньги, плюс деньги, на которые люди покупают, они тут же вкладывают в инфраструктуру. У них большой пруд, дороги, своя съёмочная группа. У них довольно интеллигентная публика. Хотя публика интеллигентная, и хорошая, и добрая почти везде, я думаю, что везде.

Можно сказать очень доброе слово о предпринимателях.
Там, где они есть, там дела больше двигаются. Не потому, что они вкладывают деньги. А потому, что предприниматель это человек, который может предпринять что-то действенное для себя и для других. Этим людям я очень и очень благодарен.

В ближайшее время нужно приступить, как я писал ещё в первой книге, к созданию объединения предпринимателей с чистыми помыслами. Единственное, не повторять ту ошибку, которую я сделал, когда был в Москве и писал первую книгу, потому что сидел в большом кабинете за столом, собирались предприниматели. И потом до меня дошло – а кто отбирает этих предпринимателей? Кто определит – с чистыми они помыслами или нет?

Совсем недавно пришло такое понимание, что это люди, все люди должны определять, и я в том числе, и вы в том числе, кто предприниматель с чистыми помыслами. И, может быть, им какие-то грамоты давать, какие-то отличительные знаки. Я бы это сделал с удовольствием, и обязательно сделаю.

Есть Фонд - организация, которая существует двадцать лет. Что такое Фонд? Многие не знают, думают – что это такое? Это всего несколько человек, которые работают в Фонде на постоянной работе, среди них Майя Ладилова, директор Фонда, есть ещё бухгалтер, и ещё 2-3 человека на оплате. У Фонда очень много людей, которые просто помогают ему на общественных началах. Если кто-то был в Москве на фестивалях – это проводил Фонд совместно с предпринимателями. Фестивали грандиозные. Чтобы провести даже такое мероприятие, очень много нужно затратить сил, энергии, средств. А представляете, фестиваль, который проходит в Москве на стадионе, и там собираются несколько тысяч читателей, создателей родовых поместий, и великолепный концерт – это тоже организация, и она проходила не без участия предпринимателей.

Сказать, допустим, и себе что такое предприниматель.

В последнее время, когда организовалась партия, я переориентировал Фонд на работу за рубежом. Так как книги выходят в Америке, Европе, в Китае, во многих странах, и там тоже требовалась организация, у Фонда есть опыт. Как-то у него получалось, они не сорвали ни одного мероприятия, и провели их.

Франкфурт-на-Майне – самая большая книжная ярмарка в мире. Мы никогда не принимали в ней участие, наше издательство. Но там принимала участие Российская Федерация. Фонд говорит, вместе с фирмой "Звенящие Кедры", есть такая у вас в Новосибирске, знаменитая, она уже сейчас и за рубежом знаменитая, - да, давайте проводить. И вот совместными усилиями начали готовиться. И нужно было выехать на эту ярмарку. Так как они поздно начали, арендовали там небольшой закуток, и в последнем ряду им дали. Мы там были в этом последнем ряду. А Фонд подключил и предпринимателей к подготовке этого мероприятия, там есть много чего готовить.

Вылетаем туда втроём, выходим с трапа самолёта, выходим с этого аэровокзала. Стоит машина Мерседес, а на ней знак "Звенящие кедры России". Это так неожиданно! И сидит знакомый предприниматель за рулём. Потом эта машина и возила нас туда, мы её использовали. А мы только приехали, и, оказывается, там нужно было много усилий затратить на подготовку. А они за это время уже там стенды все оборудовали. Это предприниматели Яромов Дмитрий, Евгения Броварец.

Что там произошло вообще на этой ярмарке! Не зря мы туда поехали. Представляете, наш российский стенд

Франкфурт 10.10.18 (4).JPG

Франкфурт выставка 10.10.18 (3).JPG

Вот примерно столько народа собиралось там у российского стенда. Это не наш стенд. Это стенд Российской Федерации, там все лучшие издательства выступили. Вот наши классики висят – выставлены портреты наших классиков.

А у нас маленький такой, два метра на два, или, может, больше.

Франкфурт выставка 10.10.18 (2).JPG

Но, когда настал последний день, и разрешили вход людям, то наш стенд победил вообще всех, которые были на этой ярмарке. 

Франкфурт Стенд (4).JPG

Франкфурт Стенд (9).JPG

Сравните, тот стенд, и этот. Представляете, какая разница! Вот так люди и за рубежом поддерживают идею создания Родовых поместий. Они пришли туда, чтобы узнать, что происходит в России. И приезжали они не только из города Франкфурт-на-Майне, они приезжали из других стран, со всей Германии. Конечно, это было приятно. Когда они задали вопрос – "как правительство?" – мне же не хотелось сказать, что где-то там притесняют (хотя надо было сказать). Но я, чтобы поддержать наше правительство, нашего президента, говорю: "А вот он издал указ о бесплатной раздаче гектара на Дальнем Востоке". И они все: "Ой!" И зааплодировали.

Вся наша делегация была настолько довольна. Фактически мы поддержали Россию (а там ещё украинцы устроили пикетирование нашего российского стенда). Столько народа собралось, как ни у кого не было – ни у американцев, ни у европейцев. И даже стенды, которые по соседству были, стали нам пространство освобождать, чтобы люди уместились. Вот настолько было приятно.

Ещё было приятно в Праге и Братиславе. А в Прибалтике, какое мероприятие провели (Эстония, 2015 год). Представляете, маленькая страна.

Прага 53.jpg

Это Прага. Знаете, за что они голосуют? За создание родовых поместий. Им сказали: "Давайте, кто за?". 

И в Братиславе также. Там зал, как Большой театр, зал огромный времён Советского Союза, Дом Дружбы называется, самый такой эпохальный. Маленькая страна и собирается столько народа, им интересно. Я выхожу на сцену, а я петь не могу, танцевать не могу, не народный артист. Они идут, чтобы соприкоснуться с этим явлением. Поэтому нам надо им дорожить.

В Чехии тоже предприниматели наши показали класс. Там театр есть такой, который поставил по книге "Анастасия" спектакль. И вот они на встрече показывали отрывки из этого спектакля. И, раз, у них фонограмма не работает. А там и музыка, всякие шумы – не работает. Техники работают, такая заминка.

Я говорю: "Хорошо, не работает. Не будете показывать?"
Они говорят: "Да, мы не можем без фонограммы".
И вдруг заработала фонограмма. Я туда поворачиваюсь, где всё это стоит, там сидит предприниматель из нашей делегации, и что-то включает.
Я потом спросил: "Как ты это всё сделал?"
Он говорит: "Я знал, почему у них не работает. Только мне свой компьютер пришлось подключить".
И всё. Много таких случаев было, где предприниматели очень сильно выручали. Как правило, они не сильно лезут, но просто всё хорошо делают.

Образуются они вокруг Фонда. Они спорят с Фондом. Они не всегда им довольны, но они образуются.

К сожалению, Новосибирск, что-то здесь такое происходило и происходит, что он не совсем на первом месте. Иногда даже своими действиями сам себе вредит. Если кто-то из вас знает, была такая стычка у меня, у Фонда с теми людьми, которые из Новосибирска организовали автопробег в Москву. Вот они едут с этим автопробегом в Москву. Хорошо – я думаю. Полина им помогает, Серёжа им помогает, дети мои. Автобус организовали, разукрашенный. Едут, встречаются, и вдруг мне говорят, что они называют родовые поместья не родовыми поместьями, а экопоселением. В одном месте так называют, в другом. Помимо этого ещё что-то было – это Фонд говорит. А Фонд всё знает. Казалось бы, называют родовые поместья экопоселениями. А в это время была не то, что война, стычка из-за этого названия с американскими организациями, с экопоселениями. Там есть разветвлённая сеть экопоселений, и вот они приезжают к нам, представители в Россию, в поселение Ковчег, ещё они были в каких-то поселениях, и называют их экопоселениями, и говорят: "Давайте в нашу организацию подключайтесь, в нашу систему. О вас будут знать".

А как раз меня пригласили в ООН. Я приехал туда. Пригласила такая организация Nexus Youth Summit. Я поехал туда, руководители этой организации подходят и говорят: "Тут Круглый стол будет по экопоселениям, мы хотим туда родовые поместья включить. Мы знаем, что ты против того, чтобы их в России назвали вот так". И объяснили, почему так хотят назвать наши родовые поместья экопоселениями. И им удалось несколько поселений назвать так. Оказалось, как только эти поселения согласились, им говорят: "Мы сейчас включаем вас в такой-то список". Нормально, включат в список. И они говорят, что в России больше поселений, вот этих родовых поместий, чем экопоселений во всём мире. В одной России! Конечно, такой кусок присоединить здорово. Они присоединяют, говорят, что в мире столько-то возникло экопоселений, и выкладывают некий список. И как только это было выложено, хлынул поток в так называемые экопоселения. Никто не поехал в Россию. Потому что в этом списке на первом месте сторял кто? Естественно, самое старое, самое известное экопоселение, которое называется Ауровиль в Индии. И его численность увеличилась на две или три тысячи, я точно не помню цифры, просто говорю – увеличилась. Вы можете посмотреть в Интернете.

Надо очень бережно относиться к своему образу. Как только кто-то предлагает вам изменить образ, вы же действительность собой должны определять, вы посмотрите внимательно – а почему они это предлагают, а что за этим стоит.

В данном случае Фонд пытался объяснить, ему не удавалось. Ваши ребята новосибирские, они хорошие ребята, талантливые ребята, я радовался, с ними встречался, когда они приехали во Владимир. Они поехали дальше. Но они, наверное, подумали, что они сделали такое большое дело, и тут что-то не понимают, лезут с экопоселениями, что они не так говорят. А в это время проходил Фестиваль. Они приезжают на Фестиваль и, никому ничего не сказав, берут проект закона, идут в Госдуму, вручают его депутату Нилову от ЛДПР. Он его рассматривает, с ними беседует.

Но, через некоторое время раздаётся, я не буду говорить, кто звонил, звонок из Москвы в Фонд и говорят: "В Госдуму приходили вот такие люди с проектом закона. Это люди от вашего движения?"
Фонд говорит: "Мы не знаем об этом походе, и мы никого не просили".
И всё. А почему так происходит?

Есть деловая этика. Фонд существует 20 лет. Он проверенный, перепроверенный всеми органами, начиная от маленьких, кончая очень большими. Естественно, информацию (это одна организация) получить можно от него. Когда кто-то выходит, он нарушает деловую этику. Чиновник должен проверить, кто к нему пришёл. Было такое не взаимопонимание.

Я это рассказал для того, чтобы вы смогли понять, что надо везде находить взаимопонимание. Когда кто-то недоволен, задуматься, что за этим недовольством стоит. В данном случае такое произошло.

Тут много вопросов, когда выйдет книга. Новое издательство сейчас готовит книгу к печати. Книгу "Анастасия" переизданную. Там я пытаюсь следить – ни одной буквы в самой книге (книге "Анастасия", первой книге) не будет изменено. Но там будет цепочка глав, из "Сотворения" несколько, и потом будет примерно одна треть глав из новой книги. Я их вынужден был поместить в эту книгу, потому что она вот-вот выходит, а ту ещё нужно доделывать, не всё так просто доделать. И тогда я решил в каждую книгу нового издания помещать рассказ о поместьях, которые уже сейчас существуют, фотографии помещать. А то все думают, мистика, как эти поместья могут вообще образовываться, если никогда в сельскую местность сами не ехали. Я решил поместить фотографии и новые главы. А новые главы почему я решил поместить - после встречи с Анастасией. Чтобы прекратились дрязги и чтобы был новый импульс дан.

Почему так произошло?
У меня наступила какая-то депрессия. Всё было хорошо, информация приходит, создаются родовые поместья, какие-то там праздники происходят, там встречи, там много детей рождается в некоторых поместьях. Отдельные случаи хорошие,  потрясающие случаи, об одном из них я расскажу, если напомните мне про инвалида-колясочника женщину, к которой даже американцы стали приезжать сейчас.

Она, почему напала, депрессия? Думаю, всё хорошо, и вдруг встречаюсь с информацией, где говорится, что ежегодно в России умирает один миллион славянского населения. Вы можете найти эту информацию в нашем Интернете. Почему бывает так, какая-то информация просто потрясает и всё. И со мной так случилось. Раз так случилось – прямо депрессия, второй раз. Я начинаю изучать дальше и вижу, что умирает в России именно славянское население. У нас вообще население уменьшается, но не на миллион, а именно славянское на миллион, его замещает другое население ближнего и дальнего зарубежья, мусульмане. Хорошие люди, может быть, мусульмане, но почему-то стало жалко, наступила депрессия.

И вот в один из вечеров, а может ночей, вышел, плохо было, сел на машину и поехал в поместье. Почему-то думал, что я там смогу встретить Анастасию, я с ней не виделся давно. И поехал, и гоню, гоню – оно (поместье) тридцать километров находится от Владимира, где я живу. Приехав туда, сел у своего домика и сижу. Луна светит. Смотрю - она идёт от пруда. Подошла и стала разговаривать. Я мог бы, как обычно, спросить, здравствуй, ещё что-то такое, как там дети, как вот это. А я сразу говорю, что мы в тупике, то есть, всё равно люди умирают и ничего не изменится. Я это выговаривал, выговаривал, говорю, что никто не может этот процесс остановить, это что-то такое, как свыше на нас, в чём дело. Я понимал, что она ничего не может изменить, потому что, если не может изменить правительство, если ничего не может изменить этот материнский капитал, никто ничего не может изменить, значит, ничего не может измениться. Но какая-то маленькая надежда была.

И вдруг она говорит: "Всё это можно остановить. Нужно просто понять ситуацию и сделать праздник".
Я говорю: "Да при чём праздник? Я говорю тебе – вот, и так далее".
А она говорит: "А ты до конца понимаешь, что такое родовое поместье? И ты можешь объяснить, почему люди пошли в родовое поместье?"
И здесь она начала говорить те фразы, которые не смог выговорить ни я, никто из создателей родовых поместий. У меня сразу пронеслись в голове море интервью, море фильмов, где спрашивает корреспондент у тех, кто живёт в родовом поместье, - а почему вы здесь. А в ответ: "Вот козочка, вот прекрасный воздух, и так далее". И корреспондент не понимает, и я не понимаю, о чём здесь речь. Про воздух - воздух всегда там был, и люди всегда это знали, но они туда не шли. Почему они пошли?

И вот оказывается, эти люди, которые пошли в родовые поместья, они интуитивно чувствовали очень великую вещь. Вы знаете, у нас население вымирает, а в Индии, Китае, Японии, мусульманских странах оно увеличивается. В Китае почти полтора миллиарда, в Индии чуть меньше, в Пакистане, может быть, также, и всё это увеличивается. А почему?

Анастасия говорит: "Там есть характерное отличие. Посмотри внимательно".
Я говорю: "Потому что они в климате другом живут".
- "Ни при чём тут климат".
И оказалось, что отличие только в том, что они помнят своих предков. После этих слов я стал читать о Конфуции ещё больше, я и так о нём знал, но ещё больше стал читать. И оказалось, Китай - там конфуцианство, говоря о религии, это философия, религия, не будем об этом говорить по-разному.

Конфуций, его кладбище и его дом сейчас находятся под охраной Юнеско. А что такое кладбище Конфуция? Больше ста тысяч предков там похоронено. Вдумайтесь! Больше ста тысяч предков. Посажены деревья, родовые деревья. Конечно, это потрясающая энергетика, потрясающая сила.

Наши мусульмане – они помнят до седьмого колена. Везёт меня в аэропорт, он мусульманин, директор издательства Диля, и говорит: "Владимир Николаевич, у меня любимая дочь замуж выходит, я вас приглашаю на свадьбу. Она будет там-то, в таком-то городе".
Думаю, что я на свадьбу приеду, они, может, поговорить между собой хотят, зачем я буду. А говорю: "Сколько человек там будет на свадьбе?"
- "Пятьсот".
Я говорю: "А зачем вам пятьсот?"
- "Так это наши родственники".
Представляете? Я говорю: "Где это проходит?"
- "У нас такое специальное здание есть, где проводятся подобные мероприятия, там будет. Поэтому, вы будете ходить там, никто и внимания, может, не обратит".

Подумайте, пятьсот человек родственников! У нас на свадьбу почему-то стараются пригласить каких-нибудь начальников, каких-нибудь актёров вести эту свадьбу. А тут родственники.

И стал этим всё больше интересоваться. Она впервые сказала, что вот это время. В первой книге она говорит, а я отвечаю: "Да не буду я делать то, что ты говоришь, не буду писать". Она говорит: "Ты будешь делать. Они выстроили цепь обстоятельств".

И я думаю, что именно они выстроили такую цепь сейчас обстоятельств, при которых мы должны сейчас начать посмотреть на себя, и посмотреть, как мы должны обустроить свои взаимоотношения – вот это самое главное – взаимоотношение с соседом, взаимоотношение в семье. И главное – понять, что такое Родовое Поместье.

Она говорит, я сейчас вам прочитаю из книги, которая выйдет, может, через месяц, может, раньше, может, чуть позже. Что она говорит про родовое поместье, и что нужно сделать.

Это мы сидим в поместье у вагончика, и она говорит о поместьях: "Уже и мысль сама создать поместье родовое в память о предках Рода своего и в дар для поколений будущих живительна для тела и души любого человека. Взлетает эта мысль в пространство измерений, как звёздочка во тьме сверкает и ищет души неприкаянных забытых предков Рода твоего. Когда находит, их энергию на землю отправляет тому, кто мысль в пространство выплеснул свою и повторял её, сам следовал за ней.

Чтобы всё так произошло, чтобы поверили тебе пространство, души предков, и звёздочкой мысль твоя зажглась, необходимо первый сделать шаг.

Необходимо людей, ныне живущих на земле Рода своего, в назначенный тобою день собрать в поместье родовом на Праздник Рода. Им рассказать об устремлении своём. И каждому дать слово о жизни рассказать своей".

Понимаете, что происходит?
Мы все говорим – "мы делаем родовое поместье в память о своих предках и для будущих поколений". А нет ли в этом на самом деле какого-то лукавства или неточности? Если мы это делаем, а почему же ныне живущий свой Род, людей своего Рода, мы не знаем, не общаемся с ними?

Я воспитывался на Украине у дедушки и бабушки, лучшие дни были там, и там очень многое узнал.
Она всё это знает, и говорит: "А вот скажи, какой самый лучший день ежегодно был у тебя у дедушки и у бабушки?
Я говорю: "29 августа".
- "А как ты думаешь, почему?"
Я не понимал, почему он был для меня самым лучшим днём. Вот этому празднику, о котором она говорит, День Рода, и в книжке, которая выйдет, так и глава называется "День Рода твоего",  ему более пяти тысяч лет, дальше сколько – неизвестно.

И вот в этой деревушке, в этих мазанках беленьких под крышами соломенными, люди почему-то сохранили этот праздник. А что происходило и почему он запомнился? А потому, что в этот день туда в каждый домик собирались все родственники, где бы они ни жили. И вот двор - дедушка с бабушкой, корова там, собачка, ещё что-то. И вдруг, просыпаешься и бежишь на станцию, там недалеко была станция, полустанок, где останавливался поезд такой старинный. И с этого поезда, из которого обычно выходило там 2-3 человека, выходит много, много людей, и идут они в деревню и там в каждый дом. Пять детей было у дедушки с бабушкой и все они приезжали, а с ними приезжали внуки, а с ними приезжали новые – сын поженился с кем-то. И получалось очень много народа, и у всех необычное настроение – они раз в году только виделись, потому что так там было всё это построено, так там было обусловлено.

А зачем я запомнил день? Они не сюсюкали с детьми, они между собой разговаривали. А потому, что там действительно появлялась та энергия, о которой она говорит. Она появлялась, заполняла этот двор. Я всегда просыпал, не рано вставал. А тут вставал, выходил, и всё такое необыкновенное было. И вся деревня наполнялась какой-то энергией. Мы собирались с этими ребятами, с детьми, мы шли на точок, шли в клуб, который вдруг заполнялся, и туда люди входили, все собирались. Это была и встреча одноклассников, это была и встреча друзей. Это было грандиозно!

То, что предложила Анастасия, нужно обязательно сделать. Вот почему я стал торопиться, и всё отбросил в сторону, поместил эти главы, которые откладывал, в новое издание книги. Потому что надо сделать в каждом поселении такой праздник. И тогда, только тогда мы сможем исправить эту демографию.

Вот представьте себе - в ваше поселение. Вы же подумайте, вы, каждый из вас, кто живёт в поселении, создатель родового поместья. А из вашего рода кто-нибудь создаёт родовое поместье? Нет. Если вы соберётесь не в каком-то здании, как там собираются на свадьбу, а соберётесь на ЭТОЙ земле, то представляете, какую энергию эти люди туда принесут, и что это будет в вашем поселении.

Надо продумать этот праздник. Там есть очень серьёзные нюансы, я просто не могу сейчас долго говорить.

Что делали дедушка с бабушкой? Для них там месяца два до этого праздника была колоссальная подготовка. Они сами расцветали, они сами чувствовали себя лучше, готовясь к этому. Дедушка, конечно, гнал самогонку. Самогонку можно было гнать только ночью, раньше за это влетало, но, тем не менее, они же не могли купить водку, представляете, сколько приедет, сколько это было. Мне было интересно это смотреть. А дедушка сам почти не пил и не курил. А мне интересно было смотреть, как эти капельки капают воды, а он потом их поджигает, нужно было, чтобы первач там горел.

А бабушка всё лето собирала травы. И она каждому сыну своему или дочери (три дочери, два сына было) давала с собой эти травы. А бабушка была целительница, она великолепно лечила и животных и людей. Она лечила, представляете, рожу, при мне, я всё хотел попробовать. Я всё помню в мелочах, как она это делала, что она читала, как шарики горящие над лицом водила. И вот она собирала эти травы. А травы сейчас, что растут у вас в поместье, могут расти, у кого не растут, являются супер ценным сырьём лекарственным. Супер! Почему? Потому. В аптеку вы можете прийти и купить лекарственные травы, они продаются, это травы, которые имеют лицензию Минздрава российского, и использовать их. Но это всё – монокультура. Это всё выращивается в совхозах, где посеяли ромашку на двадцати гектарах комбайном, её сняли, где-то травы отделили другие, где-то нет. Вот в лесу растёт земляника, а в саду растёт клубника. У них есть разница? Есть, и по запаху, и по вкусу, также и у травах.

А применялись на соседних полях гербициды? Но вы покупаете, пробуете эти травы, кому-то они помогают, кому-то не помогают. А представьте себе, я купил в этом году 25 наименований лекарственных трав и посадил их, как клумбу у себя в поместье. У меня там нет никаких построек, но зато я это делаю. Таких трав, которых нет. Лопух я не садил, он и так есть. Одуванчик – это потрясающая культура. Я посадил трав, которых у меня нет. Следовательно, они вырастут и это будет не монокультура. Я огородил их немного. А рядом всё равно растёт разнотравье. Это будет не монокультура, это будут настоящие травы. И представьте себе, женщина, пусть не пожилая, пусть молодая, собрала эти лекарственные травы, посадила у себя в поместье.

Вот дальше – я говорю, как род собрать, письмо написать своего рода каждому человеку (отдельно скажу, у меня тут просьба к вам). И вот собрала эти травы (у неё растут), попросила у жителей, знакомых своих родственников, сказать, чем они болеют. Знаете, оказалось что? Все родственники болеют одинаковыми болезнями, это родовые болезни. Я удивился. Вы можете прочитать в медицине – 90% заболеваний это родовые заболевания. Их можно избежать. Просто нужно употреблять эти травы. Я там привёл пример, какие травы нужно есть. Я в новой книге привёл эту божественную диету, и сам попробовал. Это такое потрясающее!

Есть диета, есть диетологи, есть море книг, где говорят о том, как что нужно кушать. Я суть скажу, не буду говорить сюжет, как, где, что проходило. Вам прописывает какой-то знахарь или врач сейчас лекарство, вы и употребляете такие лекарственные травы. Но чтобы правильную дозировку сделать, нужно знать вес человека, нужно знать, чем он ест, нужно знать, какая у него физическая нагрузка, нужно знать, нужно знать… И тут надо, чтобы какое-то лекарство прописать, таблетку, целый консилиум собирать. А когда вам прописывают таблетку или лекарственные травы вот этого всего не учитывается. А как так? Человек, у которого 110 кг и 60 кг, разве он может употреблять одинаковую дозу? Нет, конечно.

Оказывается, почему растут одна за одной плоды, овощи, ягоды, травки? Почему они растут одна за одной? Потому, чтобы человек употреблял их одна за одной. И именно в это время, когда созревает эта первая ягода, как она называется? Жимолость. Вы попробуйте жимолость, которая созревает, при этом особо ничем не увлекайтесь. Я в этом году попробовал, да с каким удовольствием! Но проходит это время, когда она созревает, можно в холодильник её, в морозилку, можно её как-то сохранить. Можно купить у тех, кто сохраняет, а уже не лезет столько, уже всё, уже всё другое. И так каждое растение, каждая трава.

Этот одуванчик, на который садится пчёлка, жёлтый цветок, на солнышко похожий, он, оказывается, такая лекарственная трава. И я тоже в этом году его попробовал. Я тоже о нём написал, и почему его нужно употреблять. А ведь на него садится пчела, когда он расцветает. А потом она несёт оттуда нектар в улей и пыльцу. А на этом созревает расплод, там есть почти все вещества необходимые человеку весной. Об этом в этой книге.

Ещё Анастасия говорит всё это, она же не будет говорить, как я сейчас, что надо такие травы посадить, такие-то. Она рассказывает какой-то сюжет, а туда вплетает всё это. Вот она о Боге рассказала в Сотворении, а это ведь сюжет, это балет (как сделали балет из какого-то города), а там – много, много смыслов. и здесь она рассказала о женщине, которая создаёт своё родовое поместье. У неё такой сюжет, она рассказывает эту историю, которой ещё не было, а которая ещё будет.

Если вы помните, она говорила о родовых поместьях, которых ещё не было, но которые ещё будут. Всё, что она говорит:
- "Ты напишешь книгу".
Написал.
Там ещё что-то говорит, что будет сделано.
Сделал.

И вот она говорит о женщине (я ей вопрос задал), я не знаю, как в вашем поселении, там, где я живу, есть несколько женщин, которые не замужем, а они создают родовое поместье. Около десяти человек, которые не замужем, а они создают своё родовое поместье. А какое это родовое поместье, если они не замужем? Вот феномен потрясающий – они выходят замуж, не все, но выходят.

Жуковы.jpg

Вот эта Жукова, такая женщина одна, эту историю я уже рассказывал, коротко скажу. Приходит человек пожилого возраста и покупает гектар земли во Владимирской области. Мне про него рассказали, что он купил, поставил палатку. Очень такой пожилой человек. Поставил палатку, выходит оттуда, что-то делает, несколько деревцев посадит, и там живёт в палатке, буржуйка у него. Я поехал и спросил, что (действительно, очень пожилой человек) какие у него перспективы, если к нему никто не приезжает и никто его не поддерживает. А ещё он стихи пишет в тетрадке -  общая тетрадка и он там пишет стихи. Иван Дмитриевич его зовут.

Я говорю: "Зачем? Что?"
А он мне говорит: "Владимир, вот к тебе пришла твоя Анастасия".

Говорю: "Я сам к ней пришёл".
Он говорит: "Это такой вопрос спорный. К тебе пришла твоя Анастасия. она и ко мне придёт – МОЯ Анастасия".

Человек верит, ему хорошо, ему тепло с этой верой. Я понял, что пусть будет так.
- "Ну, да".

Самое интересное, что она к нему пришла! Пришла женщина, по-моему, на 20 лет его моложе, влюбилась в него. Она оказалась состоятельным человеком. Они построили дом. 

Поместье Жуковых.jpg

Я был у них на новоселье. Там великолепную печь им сложили, стол такой. Он уже был очень старенький, Иван Дмитриевич.

Она вдруг говорит: "А хотите, я покажу вам китель Ивана Дмитриевича?"
И выносит китель его. 

Жуков Иван Дмитриевич (480x640).jpg

А это оказался Герой Советского Союза, полковник в отставке, ветеран Великой Отечественной войны. Он никому про это не говорил, он этим не кичился. Он никого не просил, он действовал. И вот к таким, вероятно, людям приходит ЕГО Анастасия.

Потом он умер. Она похоронила его, но похоронила в поместье. Он рядом с ней так и остался.

У других женщин, может быть, меньше складывается.

Но она рассказала в своём ключе, Анастасия, такую историю об одинокой женщине, которая так необычно кончается, просто необычно! Об этом вы прочитаете, когда попадёт вам в руки эта книга.

Смотрите, что говорит Анастасия.
- "Ты напишешь книги. Их будут читать много людей. Художники будут писать картины, барды будут стихи".

Вот как это можно было предсказать? Написать книгу можно, а то, что будет происходить с людьми!?

Вот эти картины, их очень много разных. Если кто-то хочет приобрести, можете приобрести.



Вот это Кумар, художник (Альжанов Кумар, "Звенящий меч Барда")
Тут не очень хорошо видно, какое здесь множество деталей. Вот бард, стоит с двумя мечами, вот женщина кормит грудью ребёнка, вот эти римские легионеры. Помните, на тропе стоял окровавленный молодой бард. Этот художник написал множество картин.



Эта картина мне очень нравится (Альжанов Кумар, "Вишенка"). Он учитель. Я ему позвонил и говорю: "Ты на чём пишешь свои картины?"
Я ещё не видел, он прислал сюда картины.
Он говорит: "Я на стройке работаю, я могу оргалит, кусочки беру и на них пишу картины".
Я говорю: "Почему? Холст надо - лучше изображение, лучше смотрится".
И вот он пишет эти картины. Я попросил Фонд, чтобы ему помогли как-то. Но любому художнику главная помощь, когда его работы покупают. Если кто-то захочет, обратитесь в Фонд, или в данном случае они здесь в Новосибирске, или закажите ему. Я не знаю, сколько они стоят.

Фонд снял эти картины. Картину просто так снять нельзя. Все думают, подошёл с фотоаппаратом, щёлкнул и всё. Я помню, что ездил к мастеру, который может снимать картины. Там определённое освещение, определённая аппаратура, определённая разрешающая способность, а потом определённая печать. Всё это стоит деньги, но это намного дешевле, чем иллюстрации, копии. Некоторые копии его картин есть в Фонде, поэтому можете туда обратиться, и кто смотрит, сейчас снимает, вы, пожалуйста, туда обращайтесь.

АВТОДОМ.JPG

Это Фонд показывает, как нужно в выборах принимать участие.

Анаста.jpg

Вот эта мне нравится. Это Анаста. Девочка стоит, ледник надвигается, она стоит и пытается ему противостоять.



Это я, тут очень такой страшненький. (Альжанов Кумар, "Полковник КГБ Иван и Владимир")

Что-то удачно, что-то неудачно. У него есть потенциал, у него есть душа, он всё это видит, всё это чувствует, и он это создаёт. Когда подлинник, они очень сильно влияют.



Художник из Прибалтики нарисовал. Он известный очень художник, преподаёт в академии. И нарисовал картину, где я такой, какой был в то время, когда плыл на теплоходе. Хотя он меня не видел. (Арсен Клян "Мечта Анастасии")
Нравится, потому что молодой. Вот Анастасия идёт, перо. Как-то здесь сняли не очень, а так она очень потрясающая картина, там выражение, там сила такая.

Вы знаете, сколько много бардов появилось. Я должен быть очень гордым и очень счастливый писатель, потому что вот уже сколько лет прошло, книги долго не живут обычно, где там ранее известные авторы. А тут книги покупают и покупают. Но не так, как раньше, потому что сейчас заходишь в Интернет – "скачать книги Мегре". И скачивают спокойно.

Встреча с В.Мегре Новосибирск 06.08.19 (4).JPG

Встреча с В.Мегре Новосибирск 06.08.19 (7).JPG
 

Вот видите, такой художник, на чём он рисует. А вот это – полковник в отставке КГБ рисует на стене наш знак – Звенящие Кедры. Я хотел показать на каком материале, использует художник.

Есть картины, которые подарили в Прибалтике, потрясающие картины, абстракция. Там сразу видно, что они про Анастасию. 

И он рисует, и рисует постоянно. Ещё появляются и появляются картины. В Америке написали музыку "Сотворение". Картины других художников есть.

Счастливый человек. Хотя, слава богу, что вот эти статьи, нападки были, иначе можно было свихнуться и ездить, как гуру, и встречаться с людьми и здесь, и за рубежом. А вот не происходит, потому как прочитаешь про себя, какой я нехороший. Потом, как начнёшь там что-нибудь делать, ну, не то совсем. И люди приходят и говорят: "Не то ты делаешь. Чем ты сейчас занимаешься?" Вы говорите – "не пишешь книги". А мне говорят: "Почему ты не организовываешь союз предпринимателей с чистыми помыслами?"

А чего я вообще попал в Новосибирск?
Попал в Новосибирск. Мне тут нельзя было тяжёлое поднимать. Я сижу и думаю, в окно смотрю и думаю – вот чего я здесь, в Новосибирске. И, оказывается, вот чего. Здесь же институт цитологии в Академгородке, здесь же ВАСХНИЛ, масса институтов.

Значит, на правильном пути. Пошёл там к массажисту, там массаж делают, скучно.
Я говорю: "Вот тут институт цитологии есть".
"Да, я всё про него знаю, – говорит массажистка – там они вот это делают, вот это, обратиться нужно к тому-то, тому-то".
Я прошёл всё, как она говорит – познакомился, договорился. Я им говорю, что надо не генномодифициорованные чтобы были семена. Вы знаете, что семян нет сейчас нормальных? Знаете. Конечно, вы же всё знаете сейчас. Сколько этих читателей, вообще непонятно, никто не может сосчитать. Можно сосчитать, сколько книг выпущено, а сколько читателей – невозможно сосчитать, потому что левые тиражи были. И обязательно в нужный момент наткнёшься на читателей. 

И вот я натыкаюсь там на читателей. Они собираются, мне объясняют: "А что вы против генномодифицированных? А вы знаете, что есть перекрестное опыление? А вы знаете, что они друг с другом в естественных условиях переопыляются?"
Я говорю: "Так, вспомнил. Все тыквы, если их рядом посадить разные тыквы, они переопыляются, и уже всё не так, тыква не та".

А потом пошли мы с дочерью на ВАСХНИЛ, поехали. Там познакомились с людьми, с учёными. И вот я там купил семена тыквы. Но такой тыквы! Вам советую её приобрести, Полина вам скажет, где её приобрести. Вот это настоящая тыква, которую вывели. Сейчас всё выводят, но это ещё такие настоящие семена. Вы их в руку возьмёте и увидите, что они отличаются от других. Я взял только три пакетика. А у них ещё будут. Это я к тому, что не только лекарственные травы есть, а есть лекарственные овощи, просто надо их знать, когда употреблять. Тыква это супер лекарственные блюда из неё можно делать. Тыква это что? Ягода.

Мне нужно уезжать уже, и вот Академгородок, надо организовать какую-то группу, которая поговорит с этим институтом, найдёт тех учёных с этим технопарком Чубайса. Я чувствую, не зря же я был здесь, чтобы они сделали эту коробочку для машин, запатентовать её надо сначала, и всё, что она предлагала, чтобы сделали.

Что ещё Анастасия говорит? Не словами Анастасии, я сейчас так скажу.
Знаете, или слишком зазнались. Вот есть деловая этика. Фонд где-то писал, говорил, что нужно сделать для налаживания взаимоотношений людей, живущих в родовых поместьях, с администрацией, с чиновниками.

Движение родовых поместий это нечто новое, много о нём не знают чиновники. Они знают с чьих-то слов, они знают код наших недоброжелателей. А вы когда-нибудь говорили своим чиновникам здесь, в Новосибирске, - кто вы? Сейчас проверим. Вот вы головой махнули, кому вы говорили?

Из зала: Мы объясняли, что мы новые дачники, мы хотим взять гектар.

В.Мегре: Кому вы говорили?

Из зала: Городецкий был тогда. Они сказали, что идея хорошая.

В.Мегре: Знаете, что, ведь не только он чиновник Городецкий. Я, кстати, помню, если Городецкий будет смотреть, привет ему. Когда они ещё тут только начинали, мы общались с ним.

Есть много чиновников. Есть чиновники районного уровня. Есть, которые способны понять то, что вы делаете, есть неспособны. Фонд провёл такие исследования, походил по чиновникам, поспрашивал, что они знают. Фонд вообще молодец. И выяснил, что люди не получают никакой информации. И тогда Фонд разработал целую схему. 

Выходит газета - берите её, отнесите в районный отдел, не просто секретарю отдать, а по отделам разнести. Да, нужно собраться с деньгами, выписать эти газеты.

Буклет. Предприниматели, которые ездили с нами на выставку, сделали буклет.
Здесь в целом рассказано о движении Звенящие Кедры России. Они сделали так, что листы на такой спирали. Вы можете взять такой буклет (напечатать можно больше сейчас). Приобрести, самим ещё делать вставки, допустим, 2-3 листа с рассказом о своём поместье, и дать их губернатору, ещё кому-то. Так как это более дорогая штука, чем газета, но там будет о вашем поместье, и там будет в целом о том, что происходит в России. Эти буклеты есть в Народном Фронте, они есть у некоторых чиновников. И это влияет.

Вы знаете историю, что движение попытались, начиная с прошлого года, пристроить к экстремистам? И вышло на государственном уровне, на областном уровне. Губернатор подписал бумаги, подписал, не читая. А там написано, что это движение, партия, Мегре такие книжки написал, возникло движение, стали экстремистами. И Фонд, в частности, в одиночку, это Ладилова Майя Владимировна.  

У неё два высших образования, одно какое-то экономическое, а потом, когда всё это началось, пришла работать в Фонд, и окончила Академию при президенте Российской Федерации, юридический факультет. Но не просто факультет, а который занимается общественными организациями. И она в своём направлении очень крупный специалист оказалась – она выигрывает суды, более пятидесяти выиграла, защищая движение.

И вот они в нашей области издали такое постановление. Если оно остаётся, в конечном итоге, оно распространяется на всё движение, в том числе, и на вас. Но они просчитались. И тут Фонд сцепился с ними, стал бороться и победил. Чтобы победить, нужно было – там, естественно, область, реагирует отдел по борьбе с экстремизмом. Вот она туда, там с ними разговаривает, доказывает. Те ничего не могут сделать - администрация, что сделаешь. Говорит: "Как так, кто этим занимается?" Не буду рассказывать долгую историю. В конце концов убрали они Мегре оттуда и убрали партию, движение осталось Звенящие Кедры. А почему оно осталось? Почему всё это происходит? Потому что те люди, которые в самом начале доложили вышестоящим инстанциям, что "да это секта, да это там такие-растакие, да это захватчики, да это ненормальные". Доложили, а по слухам – Владимир
Владимирович говорит: "Что-то люди делают, пусть делают".

Поймите, это точно – они работают. Не затоптали движение. Были нападки, а в целом не затоптали движение. Нам можно осмотреться, можно одуматься, можно
анализировать всё.

И сейчас движением занимается наука. Если вы слышали, читали – МГУ, там Павлов М.Ю., который возглавляет группу учёных, он уже написал книгу и доказывает, что с помощью этого движения можно вообще Россию вывести из кризиса, и доказывает он очень обоснованно, на исторических примерах.

Четыре американских университета заинтересовались этой идеей, изучают, оплатили семье одного нашего учёного: семье проживание, а ему обучение, так как он занимался этим явлением. Это явление, оно необычное для всего мира.

Так вот, Майя добилась этого, осталось движение. 
Я говорю: "Движение, как это? Можно что-нибудь сделать?"
Она говорит: "Не важно, можно или не можно, я это сделаю".
Она не понимает, что нельзя сделать, нельзя бороться с организацией. Вот такой человек. И она добилась своего. В конечном итоге пришлось ей обратиться с Колокольцевым, она стала переписываться. Министерство юстиции поручило какому-то центру московскому. Московский центр разбирался, звонит в наш центр Владимирский, говорит: "А вы что там, причастны к выходу этой бумаги?"
Они говорят: "Нет, мы не причастны".
- "А что вы разобраться не можете?"

И сам начальник пошёл, разобрался – нет этого постановления. А вот кто-то же
его сделал, кто-то же подсунул эту бумажку. Вполне возможно, что и у вас, в ваших отделах подобные бумажки. Не обязательно точно такие подсовываются. Но для этого вам нужно быть в контакте с администрацией. Вы прочитайте, я просил её выслать сюда то, что нужно сделать, чтобы наладить отношения со всеми. Вы прочитайте внимательно и, пожалуйста, отнеситесь к этому ответственно. У вас
дела намного лучше пойдут.

Вы поняли про День Рода Своего, насколько это важно?

Из зала: Да!

В.Мегре: Спасибо, что поняли. Я боялся, что никто не поймёт. Это нужно обязательно. Представляете, в ВАШЕМ поселении приезжают в каждую семью. Вот тут точно, женщины все повыходят замуж, а мужчины женятся. Да, а мужчины тоже есть одинокие. Поэтому это очень и очень важно.

Вообще у нас не очень нормально с организацией. Вот Фонд работает. Вот почему я здесь остался, а не уехал, хотя должен был уехать? Потому что я узнал, что у вас здесь происходят невероятные движения. Представьте себе, я вдруг узнаю, что один из ваших людей баллотируется на мэра города. 
Мне говорят: "Он получил удостоверение.  Восьмого числа будут выборы". 
Я говорю: "Мне надо встретиться с его штабом".
Думаю, сейчас народу много придёт, встретимся, поговорим со штабом. Мы назначили встречу в кафе. И приходит, знаете какой штаб, сколько человек? Четыре человека! Это штаб человека, который баллотируется в мэры. Приходят четыре человека, две женщины. А, три, помимо этого человека, который баллотируется, Андрей Токарев. Он здесь сидит, встань, покажись. 

Я смотрю на них и говорю: "У вас наглядная агитация есть?"
Обычно партии, которые идут на выборы или ещё куда-то, у них уже заранее, за год вперёд макеты, текстовки, программы. А у них, как они сказали, 50 наклеечек есть, чтобы на машины наклеить, и всё, и больше ничего. 
Я говорю: "А ролики для телевидения?"
- "Нет".

Короче говоря, ничего нет. А до этого Фонд обращался в партию, чтобы объединиться всем вместе, усилия всех регионов, и совместно выработать макеты, листовки. Так и надо делать. У партии должна быть единая программа. Оказалось, что ничего этого нет.
Я говорю: "Вы у партии спрашивали?"
Я сам член партии тоже, у центра нашего. 
Они говорят: "Нет".
Я в Фонд звоню, говорю: "Майя, ты же писала, я был на собрании, там всё это утверждали на собрании отделения, чтобы всё это распространить, чтобы люди объединились, чтобы они всё это подготовили".
Она говорит: "Да, я всё это отправила, но они на партийных ресурсах даже печатать это не стали".

Как вот так? Просто не стали печатать. Естественно, ему нечего дать. Это идёт уже намеренный срыв. Просто чётко, ясно, продуманно – намеренный срыв. Это не один факт, их много.

Та же Майя говорит: "Эти, которые нападают на людей, пишут статьи разные – это один и то же источник". Она его вычислила, она связалась с прокуратурами ряда регионов, она получила от них, что это враньё. И теперь ей говорят (наши отделы её знают): "Понимаете, мы дальше не можем заниматься, мы же региональная полиция, региональный отдел по борьбе с экстремизмом. Вы должны на федеральный уровень выйти, потому что это работает по всем регионам. И тогда с федерального уровня можно будет найти, кто это, наказать". Ей выступить не дали с этим на съезде. Ведь на съезде собираются с разных регионов. Вот представьте, что происходит у нас. А люди интуитивно чувствуют – что-то не то. Во многих регионах единицы остаются в партии. Но это не нормально. Нужно разобраться с этим, собрать съезд, в конце концов, переизбрать этих людей, вообще ликвидировать этот центр, пусть его не будет, а будет просто секретариат, который будет выполнять то, что идёт снизу. Давно это пора сделать. Помогите, Новосибирск! А то вы как-то здесь не очень активно работали. 

Я думаю – ну и что? Ты такой тут приехал, поохал, поахал, тут не помогли, и уехал. И всё! У меня не засыпается, думаю - надо что-то делать. 
Говорю: "Может быть, хоть людей соберём".

Пожалуйста, раз эти люди пошли на такое, они не знают, что невозможно с такой организацией, с таким количеством людей, с таким штабом куда-то прийти и победить. Но они могут победить, потому что они не знают, что это невозможно. 

Из зала: Может дедушку подключить?

В.Мегре: Так он и подключился.  Я думаю, что я могу сделать? То, что могу, то и буду делать. Говорю, что давайте встретимся с людьми. Пришли сюда, такое здание, такая администрация великолепная. Они нам говорят: "Какой вам зал надо?" Один, второй посмотрели. В конечном итоге, после большого, где тысяча человек, этот. Ну, ладно. 
- "Что мы можем для вас сделать? Невозможно за три дня. Посмотрите, афиши висят за три месяца, только так можно народ собрать. Ладно", – говорят.
Они через 15 минут после того, как мы пришли, вывесили на этой доске, потом на своих ресурсах стали что-то давать. Короче говоря, им благодарны, замдиректору, давайте им тоже поаплодируем. 

Про наш этот штаб, который одинокий остался здесь без денег, без программы, вообще без всего.
Я говорю: "Слушайте, я вообще не понимаю, что происходит".
Ему дают 34 минуты на телевидении на местном, бесплатного эфирного времени. Вот, где вы можете о себе рассказать! Бесплатно! Даже деньги платить не нужно. А ролика-то нет. Ролик сделать – это тоже нужны какие-то деньги. Я обращаюсь, я знаю, что среди наших людей, здесь сидящих, и в других регионах, есть талантливые специалисты. Я прошу вас, невзирая на то, члены вы партии, не члены вы партии, просто помочь этим ребятам. Насколько я знаю, что они, по-моему, одни из всей России на такой уровень вышли, как мэр города. Есть ещё списки там?

Из зала: Ещё кто-то вышел.

В.Мегре: В такие региональные, понятно. Я имею в виду на уровне мэр, губернатор. А вы должны были принять уже давным-давно в этих выборах. Вот вам, где диалог и с властью, и с народом! Вот, где можно положить конец всему этому. Помимо этих роликов он может давать в разные средства массовой информации ещё ролики свои, но там уже нужно будет платить. Нужны статьи. И я обращаюсь к людям с разных регионов, чтобы они помогли этим ребятам и материально. Я думаю, что ваш штаб может расшириться. Войдите, пожалуйста, кто может, в их штаб, может, чем-то сможете помочь. Здесь не только средствами нужно помогать, а где-то расклеивать, где-то договориться расклеивать листовки. Потому что это наше общее дело. Сейчас как сможете помочь вот этим ребятам, которые баллотируются?

Из зала: Праздник, наверное, устроить, сами говорили.

Из зала: Можно сказать?  В одной из книг Анастасия писала про дольмены. Это наш род первоистоков. Это самые первые наши прародители, которые обладали огромной силой – силой мысли, про которую говорит Анастасия. Так же можно помочь и Фонду. И каждый, кто может, может помочь себе. 

В.Мегре: Это не Фонду, это Фонд может помочь. Стоп. Надо очень реально смотреть на вещи. Остался ровно месяц, даже меньше. Восьмого уже голосование. А через 10 дней начнётся предвыборная кампания, где будут эти ролики показывать, по телевидению.

Из зала: Дело в том, что тот же дольмен "дедушка". Мы, кстати, осенью едем на фестиваль.

В.Мегре: Подождите! Мы же речь ведём о том, как людям этим помочь.

Из зала: Я просто хочу сказать, что, задавая вопросы нашим предкам, о чём эти дольмены нас учат, в том числе и Анастасия, что мы обладаем огромным духом и душой, вечностью, это наша энергия творца.

В.Мегре: Подождите! Вы мне объясните.

Из зала: Задаём вопросы. Каждый может обратиться к роду первоистоков и идут ответы мгновенно.

В.Мегре: Слава богу, что я был в молодости и в зрелом возрасте предпринимателем.

Есть такие вещи, где мы можем оскорбить предков. Это, как в анекдоте. Когда человек обращается к богу и говорит: "Слушай, почему я бедный? Помоги мне выиграть, хотя бы миллион долларов". Бог говорит: "Хорошо". Проходит год, два, ничего не выигрывает. Он говорит: "Почему я не получил этих денег?" Он говорит: "Сын мой, да ты хоть бы один лотерейный билет купил".
Так и здесь такая ситуация – вот посмотрим, почитаем, обратимся к нашим предкам, они нам захотят помочь. Но они же нам и скажут: Дочь моя, ну ты хотя бы одну наклейку сделала, хотя бы подпись одну собрала (уже не надо им подписи собирать), да ты хотя бы проголосовать пришла".

Вот мы говорим, а здесь сидит где-то девушка, которая после того, как вы говорили, она стала помогать. Там нужен уполномоченный по финансовым вопросам. Там очень много такой работы. Токарев, он сам бегает и пытается деньги перечислить в банк, только с третьего раза получается, и так далее. Времени осталось несколько дней. Я уже обратился, к кому только можно. Но сейчас, чтобы произошло то, что вы говорите, нужны конкретные дела. Взять, кто может, и помочь сделать этот ролик. 

Из зала: Это можно взять и распределить – кто будет делать.

В.Мегре: О, молодец! Я знал, что в конечном итоге мы с вами выйдем на финишную прямую. Осталось несколько дней, поэтому нужна конкретика. Пожалуйста, помогите. Ещё раз хочу повторить, и те, кто из регионов – помогите, кто чем может. Кто-то может ролик смонтировать – пожалуйста. Кто-то может статью написать – пожалуйста. 

Есть у нас женщина, которая закончила с красным дипломом, очень зрелая женщина, Институт Марксизма-Ленинизма, который был. Она всё знает, но я с ней сейчас связаться не могу. Вот такое.

Из зала: Два слова я хочу сказать. Желающие помочь подойдите ко мне, пожалуйста, я запишу каждого имя и фамилию, номер телефона. Мы в ближайшее время свяжемся, встретимся и обсудим дальнейший план действий. 

В.Мегре: Вы встретьтесь, только не затягивайте. Кто будет принимать звонки из других регионов?

Из зала: Потом согласуем.

В.Мегре: Сейчас идёт прямая трансляция.

Из зала: Координатор Марина Тимонина. Она координатор предвыборного штаба.

Телефон штаба.JPG

В.Мегре: Так я про вас говорю. Человек там спорил, спорил, встал и взялся.
Вы мне скажите – куда обращаться, телефон, мэйл, если есть. Напишите сейчас на
бумажке, подойдите к этой камере и покажите в камеру. 

Давайте всё, если делать, то оперативно. Только не там, потому что предупредили, что нельзя о политике. Я же не о политике говорю. Я говорю просто о том, что помочь. Вы договоритесь, когда собраться.

Вообще Новосибирск, и врачи, и учёные, и просто люди – мне почему-то кажется, когда приезжаешь из центра, и ещё откуда-то, - очень добрые люди. И когда мне говорят, что в Новосибирске что-то такое там происходит, да вот здесь ненормальное, здесь дом у вас какой-то снесли в каком-то отделении. Надо было Ладилову на них напустить, когда сносили. И вот, как-то не верилось.

С момента, когда вышли книги, мне вообще казалось, что все люди одинаковые и не только в России, но и за рубежом. Потому что приезжаешь в разные страны и одинаковое такое тёплое, душевное отношение. Господи, думаю, если бы просто Анастасия нормально относилась, а это же надо было так сделать, что люди вокруг стали с добром относиться. Даже, когда стало очень, очень трудно физически, вдруг появляется семья из Америки. Я в Америке выступал на встрече с читателями, приезжает семья и приглашает к себе в гости. 
Я говорю: "Да, я не могу поехать, далеко там ехать на машине". 
А они говорят: "Мы сделаем хорошую машину".
И поехали на такой машине – лимузин. Поехали, у них прекрасный дом, прекрасная семья, особняк, они очень состоятельные люди. У сына рядом свой особняк. Мы пошли в ресторан. 
Я говорю: " А что сына вашего не видно?"
Женщина говорит (не буду называть их имена, потому что с ними не согласовал): "Я могу тебя с ним познакомить".
По-английски, через переводчика. 
Я говорю: "Познакомьте".
- "Пойдём".

И мы идём на кухню. Он стоит там и готовит. Представляете, владелец ресторанов, гостиниц стоит и готовит. А оказывается, в этой семье так заведено, что он должен пройти вот эти ступеньки – от уборщика, несмотря на то, что это его ресторан, от уборщика и дальше. Хорошая очень семья, так с ней сдружился. Они там кабинет сделали, стол, стул, спальня в этом доме, на берегу океана. И они потом приезжали ко мне в гости. Представляете, после всего этого, приехать в гости. Я думаю – точно Анастасия прислала. Вот эта женщина и показала класс, как можно готовить. Очень состоятельная женщина. Я не буду называть фамилию, это известная в Америке фамилия. Пошла и с огорода набрала всего и сделала такие салаты, сделала стол. Я сижу, смотрю, там Анастасия вместе с ними, переводчица их, друг семьи, а зовут Анастасия. я смотрю, как они готовят, сидит муж. А я уже тогда плохо себя чувствовал. Плохо себя чувствовал, значит, думаю их Анастасия и прислала. 

И вдруг они говорят: "Слушай, тебе нужно поехать в Институт Гиппократа". И как-то так настояли, поехал в Институт Гиппократа в Америке. Представляете – Институт Гиппократа в Майами, все знаменитости туда приезжают. Я согласился, поехал туда на 20 дней. Приезжаю, номер такой отдельный, всё хорошо. Не очень респектабельный номер, но пошёл в ресторан поесть, а там кроме травы ничего нет. На территории нельзя курить, пить и говорить по телефону. А утром можно выходить и пить траву. А трава, в конечном итоге выяснилось, это такая трава, как у нас собаки её любят есть, только растёт у них, как в теплице. Типа пырея, по-моему. И они её соковыжималками делают. И вот это, оказывается, одно из лучших лекарств.

Я так думаю – а как же я здесь вообще питаться буду, так неожиданно всё. Я пошёл, выпил сока – такой противный. Ещё его самому выжимать там нужно. Люди стоят там пожилые, молодые – выжимают. В ресторан туда приходишь, такой стол, в два раза длиннее, чем до этой стены, и всё блюдами уставлено, и всё какие-то травы, травы, всё какое-то зерно, и приправы есть, конечно. Попробовал чуть-чуть, ещё попробовал, и, знаете, через два дня привык. А оно так приготовлено, с такими приправами, что ешь его. А они, эта семья, приезжали в гости и они мне, как родственники теперь. Приедут, а подруга их, переводчица, говорит им, смотри он приправой этой солит. Там приправа соевый соус, только настоящий, а соли там нет в блюдах, которые стоят, и солонок нет на столе, и я беру тогда соус туда. Оказывается, этими травами можно вылечить очень серьёзные болезни, там люди лечатся. А у нас-то всё это в огороде растёт. Мы-то всё это можем сделать, у них сложнее. 

Из зала: Письмо Роду вы хотели сказать.

В.Мегре: Ну, молодцы, вот так бы и следили, что я не успеваю сказать.

Анастасия говорит: "Нужно написать письмо".
Я говорю: "Текст".
Она говорит: "Нет. Текст должен быть составлен душой каждой".
Можете вы вместе его собраться написать. И вот книжка выходит, а образца письма нет. Я напрягался, напрягался, вспоминал своих родственников. У меня, может, один образец получится. Поэтому я обращаюсь ко всем читателям – пожалуйста, попробуйте, или до выхода этой книги (она через месяц выйдет), или, исходя из того, что я рассказал, написать письмо, образец письма, своим родственникам, которых вы приглашаете в своё поместье в назначенный день, назовём это День Рода

Текст этого письма я бы писал примерно так.
Уважаемый, Пётр Иванович!
Я твой родственник, такой-то. Во мне возникла идея после прочтения книг создать родовое поместье. Ты прочитай, может быть тоже поймёшь. Но получается так, что я создал родовое поместье в память о своих предках и для своих будущих потомков. Я хочу всех соединить. Но прежде всего необходимо соединить тех людей моего рода, которые здесь сегодня живут. И я решил собрать их всех вместе в своём поместье и поговорить о нашей жизни, о жизни нашей страны, и о вашей жизни. И наши соседи тоже собираются в этот же день в нашем поселении. 
И так далее.

Помогите, у кого получится, может быть, более искренне, более душевно, и мы тогда попробуем. Общее я это всё опишу. Это может быть в каждом поселении  в разные дни. Это даст возможность на общий праздник в это поселение, три дня этот праздник длится. Каждый день вечером люди собираются на танцы. Я его видел! Может быть, в моей жизни всё так и складывалось, что я всё видел на самом деле, и то, что было пять тысяч лет назад.

Они же собираются все эти люди, и молодёжь в том числе, у клуба. В данном случае в поселении у кого-то есть Общий дом, если он не вместит, значит, нужна какая-то площадка. Они все вместе собираются, и с соседнего поселения приходят люди. Это одновременно будет и встреча (не тех, кому за тридцать) половинок. Но они ещё не половинки, просто на мероприятие на такое приходят, на котором  могут познакомиться. Но я помню это мероприятие, это какая-то энергия, потому что они там полузнакомые. А соседи когда приходят в это поселение, они тоже кого-то знают в поселении, может, к нему в гости придут. 

А к этой женщине, о которой я вам говорю, никто не приходил. Это будущее, я про будущее рассказываю, которое случится. И она хотела уйти на это время, на эти три дня, уйти из своего поместья. А потом говорит: "А как я уйду? Я же тут оставлю всё своё. Как оно будет?" Что-то у неё растёт, хотя половина поместья зарастает. И она не уходила. Один год она попробовала помогать другим принимать гостей, и увидела, что там она никому не нужна. Они приходят, между собой разговаривают – родственники. А это кто? – спрашивают. Не нужна. 

И тогда она придумала делать квас и продавать его у входа в своё поместье. Она вроде квас продаёт, а люди мимо идут, там люди гуляют по поместью, по дорожке. Рассказывают своим родственникам – вот это поместье такое, это такое, показывают. А она продаёт квас. Вроде она никого не ждёт, вот угощает. Хотя знает, почти на 99%, что к ней никто не приедет. 

Но что с ней произошло! Так и хочется сказать. С ней такое произошло… Был у неё непутёвый… Нет, не буду говорить. Это же не только вы будете слышать. Идёт прямая трансляция, все услышат, им будет не интересно. 

Вопрос: Владимир Николаевич, куда обратиться по поводу семян, или саженцев, или яблок настоящих, о которых вы писали в книгах.

В.Мегре: Вот рекламу сделал! Яблок – конечно, в Фонд. Не знаю, как в этом году, я давно не был там во Владимире.

Одна женщина, мне нравится, это такой мощный, сильный журналист Вера Писаренко, тоже она с Фондом сотрудничает. Как она написала про духи!



Серёжа выпустил духи, которые называются MEGRE, спасибо ему за это, что там фамилию указал. 



Представляете, у меня духи, да ещё сибирские, да ещё российско-французские (совместно с французскими парфюмерами), и называются MEGRE.
И вот она пишет: "Я получила духи, я вам адрес не скажу, где я их получила, но я ими пользуюсь". И начинает рассказывать, что это за духи. Она так талантливо всё написала, что, конечно, люди стали узнавать, что это за духи. 

У меня была идея принести эти духи, чтобы вы могли подушиться. Несколько слов про духи скажу, что такое духи. Нельзя менять духи женщинам. Только когла вы расстаётесь со своим мужчиной, вам можно менять духи. Она там правильно всё рассказала Вера. Потому что человек привыкает к определённому запаху. И он может влюбиться в женщину, влюбившись в её запах, в том числе в запах. А потом она вдруг взяла его и сменила. Он нюхает – что такое? Как собаки встречаются, они первым делом что? Нюхают. Что такое? Запах-то другой. Но он не понимает, почему эта женщина перестаёт ему нравиться. Но она перестаёт ему нравиться, как правило. Гетеры, Древний Рим, женщины, которые проходили высшую школу соблазна, они интеллектуалки, они могли танцевать, петь, говорить о политике – они выбирали духи только для себя, и душились всегда только ими. Это женщины высокого сословия. Кто-то считает их проститутками, но они могли быть с солдатом, могли быть с военачальником, и никто им не мог указать, и военачальник не мог указать, это были свободные женщины. Они знали толк в духах. 

И вот, наконец-то, здесь у вас в Новосибирске созданы духи, которые не имеют такого мощного запаха, но имеют запах на тонком мире. Вообще у вас здесь предприятие есть, которым руководят мои дети.



DSC_3446.JPG

Это предприятие, представьте себе, его ваша область посылала на выставку в Гонконг. Их продукция потребна в Америке, в Европе. А это ваше предприятие. Знаете, что это единственное предприятие в мире, которое выпускает настоящее кедровое масло. То целебное масло, которое, действительно, может лечить от многих болезней. А как они это сделали? А где они начали это делать? Да, технология это одно. Я же ездил, путешествовал, я знаю эту технологию, привёз. Но они начали делать на заводе медпрепаратов, который находится на Станционной. А что такое Станционная? Промышленная зона. Когда дедушка сюда приехал (я не понимал, что такое), он сказал, что здесь невозможно сделать нормальный продукт. Почему? Потому что там почти вся таблица элементов Менделеева. Потому что, когда его выдавливают, пусть деревянными прессами, воздух присутствует. Вы знаете, какой воздух на Станционной. Потом его нужно заполнять в тару и так далее.

А сейчас производство находится не на заводе медпрепаратов. Я не буду говорить где, может оно секретное.

Кедровый дом.jpg

-_RAF_Bt6jM.jpg

u6yAdXL5mnk.jpg

Из зала: Владимир Николаевич, можно уточняющий вопрос задать? Меня зовут Андрей. Меня, я думаю, многих читателей интересует, вы сейчас говорите - дедушка. Мы знаем, что он Моисеевич. А он сам в секрете своё имя держит? Или просто вы недоговариваете?

В.Мегре: Я, наверное, недоговариваю. Понимаешь, каждый сам человек должен сказать. Если он сказал тебе, что он Моисеевич, значит, это его дело. Вот сын появлялся два раза в поместьях под другим именем, я у него не спрашиваю, зачем он так делает. Он так делает.

Из зала: Ваш сын?

В.Мегре: Да.

Из зала: То есть, нет точного ответа по имени дедушки.

В.Мегре: Нет.

Из зала: Можно про сына немного рассказать? Потому что книги давно не пишете.

В.Мегре: Я пишу, только закончить не могу. Это долго. Время закончилось, это долго про сына рассказывать. Но я скажу, что он два раза появился, и в книге написано. Я сейчас не буду говорить про это. Это же такая ситуация. Вы же знаете, за Анастасией охотились. Вы поймите, что это за человек. Вот есть атомная бомба, есть водородная бомба, а есть человек, который может собрать несколько фраз, и сделать то, что не могут сделать деньги, масса правителей. Это сейчас исследуется. Это область метафизики. Метафизика - это то, чем занимался Аристотель, Платон, может быть, сейчас учёные занимаются, но это такая закрытая наука.

Мы так сейчас общаемся, мы не понимаем, к чему мы прикоснулись. Но вы вдумайтесь – человек сказал несколько слов и возникло более четырёхсот поселений, состоящие из родовых поместий. Столыпин бросал деньги, давал вагоны, давал скот. А здесь просто – берёт звуки: "Я собрала лучшие звуки со всей Вселенной.  Я спрятала их сюда, и они будут действенны". И дальше говорит, что будет дальше. Вдумайтесь, что это такое. 

Я два раза был в университете МГУ в Москве на конференциях, там молодые и пожилые ребята занимаются этим явлением. А занимается, почему-то, кафедра экономики. Там присутствуют на конференции и психологи, они говорят: "Это за гранью науки психологии. Это психология, но это за гранью, что человек берёт…"

А она, девочка, глава "Гонка разоружений", девочка разоружает. Дело в том, что это не фантастика, в родовых поместьях будут рождаться такие дети, может они уже родились. Врач Казначеев, который умер недавно, он проводил опыты в этом направлении. Я хотел встретиться с группой учёных, которые с ним работали, но мне пока не удалось. Он работал в этом направлении. Он для этого, для своих экспериментов, знаете, что делал? Мысли на расстоянии передавались, сдвигались стрелки приборов на расстоянии, люди передавали мысли на расстоянии.

Кто-нибудь читал, что он для этого делал? Короче говоря, он брал детей шаманов, которые на Крайнем Севере. Он брал детей шаманов и брал какую-то французскую женщину ясновидящую, и других тоже. Специально – вот Европа, вот шаман, ребёнок шамана. 

Это необыкновенное явление. Это колоссальное явление! Я счастлив, что к нему прикоснулся, и счастлив, что, может быть, не сошёл с ума, потому что много наделал ошибок и я понимаю, что я сделала ошибки. Может быть, я и сейчас сделал ошибку, потому что мне было запрещено сегодня выступать, вообще выступать. Вообще запрещены физические нагрузки. Для меня выступление – всегда физическая нагрузка, некоторые говорят. Может быть, наоборот, это какая-то подпитка. 

Вы знаете, что в книгах дедушка сказал, что тебе не нужно заниматься партией, тебе не нужно заниматься политикой. Но я туда влез. Как влез? Стал им помогать, помогать, столько времени потратил, столько всего нахлебался.

Что вы хотели спросить?

Из зала: Владимир Николаевич, хотелось бы самый важный вопрос задать, потому что много споров идёт по поселениям. Я много где бывал, и в Москве, и в других поселениях. Самый основной, наверно, спор, который с разными поселениями, насколько важны посадки именно в поместье.

В.Мегре: Что важны?

Из зала: Посадки. Кусты, деревья. На самом деле садят очень мало, и вот эти споры про духовность, энергетику. Такое ощущение, что отклоняет от важной идеи. Хотелось бы ответ услышать.

В.Мегре: Знаете что, часто меня упрекают, особенно в партии, что я могу давить. У меня нет рычагов давления никакого. А вот давить, якобы, авторитетом. Я говорю: "Так вы зарабатывайте себе авторитет". Вот сейчас я вам скажу, что на самом деле нужно делать, и давану этим авторитетом. 

Чем всё хорошо? Кто-то говорит - "нет, надо духовно". У нас есть такие люди, кстати, вот эта женщина, которая с квасом стояла, она там не смогла организовать в своём поместье, говорит: "А я не хочу травку трогать, выкашивать". Там бурьян, не бурьян.

 Кто-то говорит о духовности, что ничего не нужно, тут пространство и так далее. Время покажет, кто прав. 

Лично я в своём поместье сделал из земли вокруг вал. Это была такая гениальная штука! На валу растёт всё в два раза больше. Я там посадил фруктовые: яблони, вишни, черешню. И на одном валу посадил тыкву. Вот так сделал. Потом планирую посадить ещё разные деревья. Кедры посадил. Я планирую садить, спокойно, не торопясь.

Кто-то не хочет садить, пусть не садит. Но время, это такая штука (не хочется занимать чью-то сторону), допустим, проходит 150 лет, под кедром, который я посадил, сидит моя прапраправнучка и говорит: "Ой, как хорошо под кедром, дед, мог бы ты его метров на двадцать сдвинуть ближе к пруду". И тем самым разговаривает со мной. Я убедился в этом на дольменах в Геленджике, когда умер дедушка Бамбакова, а он до сих пор с ним разговаривает и спорит, что не там сделал этот прудик. 

А если я не посадил бы этот кедр? Она бы сидела под берёзой, которая там выросла. Но это не мной посажена берёза. Я должен на земле нарисовать такой оазис, красивый оазис в память о себе, и который я подарю своим внукам. И потом хочется покушать что-нибудь свежее – помидоры, огурцы. У нас, кстати, есть одна женщина, которая выращивает помидоры, из которых потом можно семена садить. Мы должны возобновить. И в этой книге сын вместе с учёным расписывает программу, что должны делать люди в поместьях, каким образом они должны лечить. Вообще там такая программа интересная, там всех можно работой обеспечить.

Из зала: В какой книге?

В.Мегре: Которая называется "Анастасия", только она выйдет с дополнениями. Вы все люди, которые живут в поместье, почти все, должны стать лицензированными врачами. По этой программе предлагается обратиться в министерство здравоохранения, чтобы провести эксперимент. Вы знаете, что новое лекарство изобретают, надо его проверить на больных и на здоровых. Мы все в поместье должны высадить лекарственные травы и на себе, и на своих родственниках испытать. И доказать, что мы употребляем эти, эти продукты в такое-то время, и вот мы здоровые, мы излечились от таких-то болезней, и так далее. Это вы всё прочитаете.

Полина Мегре: К сожалению, придётся заканчивать, прощаться.

Из зала: Я издалека приехал. Я живу в пригороде Барнаула в тихой деревушке. Часто приходится ездить в город, мегаполис давит. Я представляю, какое давление испытываете вы – Москва, Владимир, другие города, и европейские. Очевидно, что пессимизма много вокруг вас. Я хотел бы своим личным примером, чтобы перед вами стоял живой образ конкретного человека, меня Андрюха зовут. По прочтении первой книги "Анастасия" там в конце книги у вас для стихов есть. Стихов я не написал. По прочтении этой книги я влюбился, и у меня родился в любви ребёнок, вот он сидит, уже большой – Маша, дочка. Она родилась в абсолютном облаке любви. 

В.Мегре: Маша, ты встань, покажись.

Из зала: Это конкретная материализация тех буковок, которые когда-то вы услышали, перенесли на бумаги. Чувство пришло.

В.Мегре: Ты говоришь, что прочитал книгу, в любви родился ребёнок. Так это буковки прочитал. А от кого?

Из зала: Дальше я хочу привести образ, про то, что я начал, что давление на вас там, в Родной Партии разногласия. Дедушка сказал, что основная цель Родной Партии, это возвращение любви в семьи. Так вот, я хочу сказать, что это самое важное. Любые прения не стоят того, о чём я сейчас говорю. Любовь материализует отношение в семье, детей – вот это самое главное, а не то, где садить деревья, где не садить деревья, где кусты, а как вы относитесь к творчеству Мегре, или это творчество Анастасии. Я хочу вам сказать, когда вы с пессимистами будете встречаться, чтобы у вас стоял образ-пример, конкретный.

В.Мегре: Спасибо большое! Стоит образ. Только от кого ты родил?

Из зала: Дома.

В.Мегре: Понятно. Здесь из Екатеринбурга есть кто-нибудь? У вас во сколько самолёт обратно? Ночью. Так вам пора в аэропорт. Откуда я знаю, что вы из Екатеринбурга? Спасибо, что приехали. Мне всегда немножко неудобно перед людьми, которые приезжают издалека и всего на два часа. Одна девушка в Америке на самолёте летела где-то пять часов, а встреча была всего полтора часа. И неудобно, я прошу прощения. Звоните, если что-то надо, я вам буду отвечать или через Фонд, или через Полину.

Из зала: Анастасия как? Где она?

В.Мегре: Я не знаю, где она гуляет. Она чётко, ясно сказала: "Некоторое время я не буду тебе помогать, но к тебе придут люди, которые тебе помогут". Это было сказано в первой книге. А когда она не будет помогать, и когда она снова начнёт помогать? Она сказала, что не будет помогать, а на самом деле приходит столько людей, которые помогают. Я говорил о предпринимателях, я говорил о своих друзьях, которые живут в Америке и так далее, но это не только они, это много, много друзей таких, и много помощников.

Встреча с В.Мегре Новосибирск 06.08.19 (2).JPG

https://www.anastasia.ru/news/detail/67016/
Дата материала: 06 августа
Новосибирск, Новосибирская область, Россия
Разместил(а): Вячеслав Богданов, 08 августа, 21:41
Подпишись на нашу рассылку